Материнский капитал конституционный суд 2019 год

Содержание

Своеобразным подарком на День семьи стало для многих сегодняшнее решение Конституционного суда: использование материнского капитала — не повод для исключения молодой семьи из программ по улучшению жилищных условий.

Собственный корреспондент НТВ в Петербурге Илья Федосов узнал, какая бюрократическая история стала началом судебной тяжбы.

Материнский капитал — это мера поощрения матерей и стимул для улучшения демографической ситуации в стране, и не надо его путать с другими социальными выплатами — такова суть сегодняшнего постановления Конституционного суда.

Казалось бы, факт очевидный, но разъяснять его пришлось на самом высоком судебном уровне, поскольку в среде чиновников существует негласное правило: если есть повод не выплатить социальное пособие, то его не выплатят.

В Конституционный суд с жалобой обратилась жительница города Коряжмы Архангельской области. В 2008 году ее семья из трех человек встала на учет, как нуждающаяся в улучшении жилищных условий по федеральной программе обеспечения жильем молодых семей. Годом позже в семье родился второй ребенок, и заявительница использовала свой материнский капитал на погашение жилищного кредита. После чего администрация города Коряжма вычеркнула ее семью из списка на улучшение жилищных условий.

Довод такой: есть правила предоставления молодым семьям средств, в них есть пункт, который позволяет вычеркнуть из списка тех, кто уже улучшил свои жилищные условия за счет других видов государственной поддержки. Но здесь есть один важный нюанс: материнский капитал не является средством улучшения жилищных условий — это поощрение матери, а она уже может тратить эти средства, на что пожелает.

Сегодня Конституционный суд постановил: закон нормальный, поняли его неправильно, правоприменительная практика подкачала. Теперь дело заявительницы подлежит пересмотру. С учетом сегодняшнего решения Конституционного суда шансы выиграть его весьма высоки.

С юридической точки зрения — это еще один шаг к идеальному обществу, в котором социальные службы будут искать повод, чтобы выплатить нуждающимся социальное пособие.

КС РФ начал рассматривать дело о региональном маткапитале

Телефон Юриста в Москве +7 (499) 703-51-48 в Санкт-Петербурге +7 (812) 309-42-67

Конституционный суд РФ начал рассматривать дело о невыплате регионального материнского капитала. Процесс обещает быть громким, так как речь идет, по сути, о выполнении обязательств государства.

В высшую юридическую инстанцию страны обратилась жительница Ставропольского края Марина Колесникова. В 2013 году она родила третьего ребенка, на тот момент законодательство региона предусматривало право многодетной семьи на получение материнского капитала как дополнительной меры социальной поддержки. Однако 123-КЗ «О мерах социальной поддержки многодетных семей», принятый в конце 2012 года, содержал условие получения выплаты — ребенку должно исполниться три года. Такая отсрочка вполне объяснима, ее ввели во многих регионах РФ, чтобы асоциальные семьи не отказывались от новорожденных сразу после получения денег. Пока Колесникова ждала исполнения всех условий, действие закона было приостановлено, а с 1 января 2016 года Дума края и вовсе его отменила.

— Я не оспариваю законность отмены этой выплаты, — отметила многодетная мать, выступая в Конституционном суде. — Но считаю, что если дети в многодетных семьях родились в период действия закона, то соответствующие меры поддержки должны быть оказаны им в полном объеме.

Позиция органов власти Ставрополья выглядит неубедительно. Как выяснилось в ходе публичных слушаний, исполнение взятых на себя обязательств региональные власти вообще не планировали.

— Закон приняли с подачи федеральных органов власти, — рассказал адвокат Константин Захаров, представлявший в КС РФ позицию губернатора края. — У нас были надежды, что его удастся исполнить, но случился кризис. Законом о бюджете эти расходные обязательства никогда не предусматривались.
В поисках справедливости в КС РФ обратилась жительница Ставропольского края Марина Колесникова

Позиция ставропольских чиновников и депутатов вызвала у судей серьезные вопросы. «Зачем вообще его принимали?» — спросил судья Юрий Рудкин. — «С подачи федеральных органов». Что касается «законных ожиданий» Колесниковой, предусмотренных концепцией правового государства, на которые обратил внимание Гадис Гаджиев, то в данном случае, по мнению адвоката Захарова, о них речь идти вообще не может. На момент принятия закона заявительница уже была беременна.

— Нельзя рассматривать отказ в выплате регионального маткапитала и как ухудшение социального положения семьи, — уверена и представитель Думы Ставропольского края Марина Каратеева. — Ее отмена не поставила многодетные семьи в неравное положение друг к другу, так как фактически данная мера не применялась, выплата никому ни разу не производилась.

Мнения юристов разделились. Так, на взгляд полномочного представителя Генпрокуратуры в КС Татьяны Васильевой, суды обоснованно отказали Колесниковой, ведь право на получение выплаты возникает в момент обращения. А по мнению представителя минюста Марии Мельниковой, возникало оно в момент рождения ребенка, а вот возможность его реализации — это уже выполнение условий.

Стоит добавить, что представители Ставрополья — вполне вероятно, осознавая шаткость совей позиции — сначала попытались прекратить рассмотрение жалобы Марины Колесниковой как не отвечающей требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном суде РФ»: мол, подпись на жалобе не ее и адрес указан не по месту регистрации. Судьи даже прервали заседание на четверть часа, но потом отказались прекращать его по формальным основаниям. Как отметил судья Юрий Данилов, нет сомнений, что в процессе участвует именно заявитель, и она подтверждает свою позицию.

В свою очередь председатель КС РФ Валерий Зорькин пояснил, что закон не содержит требований к адресу обратившегося и не обязывает суд удостоверять подлинность его подписи.

Решение по делу Марины Колесниковой будет вынесено в закрытом режиме. О дате его провозглашения объявят дополнительно.

Определение Конституционного Суда РФ от 09.11.2010 N 1441-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 9 ноября 2010 г. N 1441-О-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНКИ

Ф.И.О. НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ

КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПОЛОЖЕНИЯМИ ПУНКТА 8 ЧАСТИ 2

СТАТЬИ 4 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА “О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ МЕРАХ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОДДЕРЖКИ СЕМЕЙ, ИМЕЮЩИХ ДЕТЕЙ“ И

ПУНКТА 14 ПРИЛОЖЕНИЯ К ПРАВИЛАМ ПОДАЧИ ЗАЯВЛЕНИЯ О

ВЫДАЧЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕРТИФИКАТА НА МАТЕРИНСКИЙ

(СЕМЕЙНЫЙ) КАПИТАЛ И ВЫДАЧИ ГОСУДАРСТВЕННОГО

СЕРТИФИКАТА НА МАТЕРИНСКИЙ (СЕМЕЙНЫЙ) КАПИТАЛ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“ предварительное изучение жалобы гражданки Н.Г. Флягиной,

1. Гражданка Н.Г. Флягина в своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации оспаривает конституционность пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона от 29 декабря 2006 года N 256-ФЗ “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“, согласно которому федеральный регистр лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, в составе сведений о детях каждого такого лица должен содержать реквизиты их свидетельств о рождении, а также пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал (утверждены постановлением Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2006 года N 873), в соответствии с которым форма заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в разделе “Сведения о детях (по очередности рождаемости (усыновления))“ требует заполнения в отношении каждого ребенка графы “Реквизиты свидетельства о рождении“.

Это интересно:  Как узнать переведен ли материнский капитал 2019 год

Как следует из представленных материалов, 10 сентября 2006 года Н.Г. Флягина родила мертвого ребенка, что было подтверждено справкой о рождении, выданной отделом записи актов гражданского состояния администрации города Оренбурга (форма N 26, приложение к Постановлению Правительства Российской Федерации от 31 октября 1998 года N 1274 “Об утверждении форм бланков заявлений о государственной регистрации актов гражданского состояния, справок и иных документов, подтверждающих государственную регистрацию актов гражданского состояния“). После рождения 24 апреля 2008 года второго ребенка она обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Оренбурге с заявлением о выдаче ей государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, к которому в качестве документа, подтверждающего рождение первого ребенка, приложила указанную справку. Однако в выдаче сертификата Н.Г. Флягиной было отказано со ссылкой на то, что ею не представлено свидетельство о рождении первого ребенка, а в соответствии с предписаниями пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал документом, подтверждающим факт рождения ребенка, является именно свидетельство о рождении. Ленинский районный суд города Оренбурга решением от 4 февраля 2010 года отказал Н.Г. Флягиной в удовлетворении требования обязать Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Оренбурге выдать государственный сертификат на материнский (семейный) капитал. Определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 12 мая 2010 года ее кассационная жалоба была оставлена без удовлетворения.

По мнению заявительницы, примененные в ее деле положения пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал — по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, — ставят возникновение права на материнский (семейный) капитал в зависимость от формального обстоятельства, а именно представления в органы Пенсионного фонда Российской Федерации свидетельства о рождении ребенка, и, не допуская подтверждения факта рождения ребенка иными документами, неправомерно ограничивают право матерей, чей первый ребенок родился мертвым, на дополнительное социальное обеспечение в связи с рождением и воспитанием детей, а потому не соответствуют статьям 38 и 39 Конституции Российской Федерации.

Заявительница также утверждает, что подобное истолкование оспариваемых норм правоприменительными органами является произвольным и противоречит иным предписаниям названного Федерального закона, в частности его статье 3, из содержания которой, как она полагает, не следует запрет подтверждения факта рождения ребенка справкой о рождении и, соответственно, выдачи женщинам в таком случае государственного сертификата на материнский (семейный) капитал.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

2.1. Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, и закрепляет, что в Российской Федерации охраняется труд и здоровье людей, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты (статья 7); семья, материнство и детство находятся под защитой государства (статья 38, часть 1); каждому гарантируется социальное обеспечение, в том числе для воспитания детей (статья 39, часть 1).

Относя социальную защиту, включая социальное обеспечение, к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт “ж“ части 1), Конституция Российской Федерации не устанавливает конкретные способы и объемы такой защиты, предоставляемой тем или иным категориям граждан. Решение этих вопросов является прерогативой законодателя, который, как отмечалось в решениях Конституционного Суда Российской Федерации, при определении гарантий реализации прав, закрепленных статьями 38 и 39 Конституции Российской Федерации, располагает достаточно широкой свободой усмотрения в выборе мер социальной защиты семьи и детей, критериев их дифференциации, регламентации условий и порядка предоставления; вместе с тем соответствующее правовое регулирование должно осуществляться законодателем с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе конституционных принципов справедливости, равенства, гарантированности государством социальных прав.

2.2. Реализуя предписания статей 7, 38 (части 1 и 2) и 39 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель предусмотрел меры социальной защиты граждан, имеющих детей, и определил круг лиц, нуждающихся в такой защите, а также условия ее предоставления.

К числу основных мер социальной защиты граждан, имеющих детей, относится выплата государственных пособий, в частности государственных пособий в связи с рождением и воспитанием детей. Единая система таких пособий, призванная обеспечивать гарантированную государством материальную поддержку материнства, отцовства и детства, установлена Федеральным законом от 19 мая 1995 года N 81-ФЗ “О государственных пособиях гражданам, имеющим детей“ и включает в себя пособие по беременности и родам, единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в медицинских учреждениях в ранние сроки беременности, единовременное пособие при рождении ребенка, ежемесячное пособие по уходу за ребенком, ежемесячное пособие на ребенка, единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в семью, единовременное пособие беременной жене военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, и ежемесячное пособие на ребенка военнослужащего, проходящего военную службу по призыву.

В дополнение к основным мерам социальной защиты федеральный законодатель, имея целью создание условий, обеспечивающих семьям с детьми достойную жизнь, предусмотрел для таких семей возможность получения государственной поддержки в форме предоставления материнского (семейного) капитала, средства которого могут направляться на улучшение жилищных условий семьи, получение образования детьми, а также повышение уровня пенсионного обеспечения матерей. Согласно Федеральному закону “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ право на эти дополнительные меры возникает при рождении (усыновлении) ребенка (детей), имеющего гражданство Российской Федерации, у следующих граждан Российской Федерации: женщин, родивших (усыновивших) второго ребенка начиная с 1 января 2007 года; женщин, родивших (усыновивших) третьего ребенка или последующих детей начиная с 1 января 2007 года, если ранее они не воспользовались правом на дополнительные меры государственной поддержки; мужчин, являющихся единственными усыновителями второго, третьего ребенка или последующих детей, ранее не воспользовавшихся правом на дополнительные меры государственной поддержки, если решение суда об усыновлении вступило в законную силу начиная с 1 января 2007 года (часть 1 статьи 3).

В соответствии с названным Федеральным законом для реализации права на дополнительные меры государственной поддержки указанные лица вправе обратиться в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации за получением государственного сертификата на материнский (семейный) капитал в любое время после возникновения данного права путем подачи соответствующего заявления со всеми необходимыми документами (часть 1 статьи 5); при этом в целях обеспечения учета лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, и реализации ими этого права предусматривается ведение федерального регистра лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки, который должен содержать информацию о каждом таком лице, в том числе сведения о его детях (статья 4).

2.3. Закрепляя в статье 3 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ право женщин, родивших второго ребенка или последующих детей после 1 января 2007 года, на дополнительные меры государственной поддержки, законодатель не уточняет, является ли основанием возникновения этого права лишь сам факт рождения двоих или более детей вне зависимости от того, родились они живыми или мертвыми. Это, однако, не свидетельствует о неопределенности правового регулирования в указанной части, его противоречивости. Анализ положений части 1 статьи 3 названного Федерального закона в системной связи с иными его предписаниями (в частности, преамбулой, частью 2 статьи 3, пунктом 3 части 1.3 и частью 4 статьи 10, частью 3 статьи 11), а также ряда других нормативных актов позволяет прийти к выводу, что законодатель, исходя из целей принятия Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“, признает юридически значимым для приобретения права на дополнительные меры государственной поддержки рождение ребенка живым (т.е. связывает право на получение дополнительных мер государственной поддержки с фактом рождения живого ребенка).

Это интересно:  Материнский капитал наличные москва 2019 год

Этот вывод подтверждается и содержанием оспариваемых заявительницей норм статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, которые устанавливают, что при обращении за получением государственного сертификата на материнский (семейный) капитал должны быть представлены реквизиты свидетельств о рождении детей. В соответствии же с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ “Об актах гражданского состояния“ свидетельство о рождении ребенка, родившегося мертвым, не выдается; по просьбе родителей (одного из родителей) выдается документ, подтверждающий факт государственной регистрации рождения мертвого ребенка, следовательно, требование о предоставлении реквизитов свидетельства о рождении может быть выполнено только в случае рождения живого ребенка.

Признание факта рождения ребенка живым необходимым условием возникновения права на дополнительные меры государственной поддержки согласуется с установленными законодателем условиями предоставления основных мер социальной защиты гражданам, имеющим детей, — право на получение соответствующих денежных выплат (государственных пособий), предоставляемых в связи с рождением детей и обеспечивающих гарантируемую государством материальную поддержку материнства, отцовства и детства, граждане приобретают лишь при рождении ребенка живым. Так, согласно Федеральному закону “О государственных пособиях гражданам, имеющим детей“ единовременное пособие, полагающееся при рождении ребенка, не выплачивается в случае рождения мертвого ребенка (часть третья статьи 11).

2.4. Придание законодателем факту рождения ребенка живым значения необходимого условия для приобретения права на меры социальной защиты, предоставляемые в связи с рождением и воспитанием детей, не может быть признано произвольным, — оно обусловлено как положениями Конституции Российской Федерации, так и целями принятия федеральных законов “О государственных пособиях гражданам, имеющим детей“ и “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“.

Отношения по государственной поддержке и социальной защите материнства, отцовства и детства, осуществление которой является конституционной обязанностью органов публичной власти, — применительно к предоставлению соответствующих мер материальной поддержки в связи с рождением и воспитанием детей — возникают только тогда, когда существует (появляется) ребенок, которому в первую очередь и адресованы защита и забота со стороны государства.

В обоснование своей позиции о неправомерности и недопустимости лишения женщин, у которых первый ребенок родился мертвым, права на получение при рождении второго ребенка государственного сертификата на материнский (семейный) капитал заявительница указывает, в частности, на то, что реализация права на дополнительные меры государственной поддержки не ставится законодателем в зависимость от того, жив ли к моменту рождения второго ребенка первый ребенок и какова была продолжительность его жизни, а потому отсутствие у женщины свидетельства о рождении ребенка в связи с тем, что он родился мертвым, не может служить основанием для отказа в предоставлении дополнительных мер государственной поддержки.

Однако то обстоятельство, что смерть ребенка после его рождения законодатель не рассматривает как основание для отказа в признании права на дополнительные меры государственной поддержки, само по себе не свидетельствует о нарушении прав тех матерей, у которых дети родились мертвыми, поскольку в случае мертворождения не возникает даже потенциальной возможности формирования отношений по предоставлению мер социальной защиты, предусмотренных для граждан, имеющих детей.

Отсутствие у женщин, чей первый ребенок родился мертвым, возможности получения при рождении второго ребенка дополнительных мер государственной поддержки в форме материнского (семейного) капитала — при том что женщинам, у которых и первый и второй ребенок родились живыми, такая возможность законодателем предоставлена, — не может расцениваться как несовместимое с гарантированными Конституцией Российской Федерации равенством всех перед законом и судом и равенством прав и свобод человека и гражданина (статья 19, части 1 и 2). Принцип равенства, как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд Российской Федерации, предполагая равный подход к формально равным субъектам, не обусловливает необходимость предоставления одинаковых гарантий лицам, относящимся к разным категориям, а равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и необходимости их учета законодателем (определения от 20 октября 2005 года N 392-О, от 24 января 2008 года N 40-О-О, от 15 апреля 2008 года N 263-О-О и др.).

2.5. Таким образом, положения пункта 8 части 2 статьи 4 Федерального закона “О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей“ и пункта 14 приложения к Правилам подачи заявления о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал и выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал, в силу которых при обращении с заявлением о выдаче государственного сертификата на материнский (семейный) капитал необходимо представление реквизитов свидетельств о рождении детей, не могут рассматриваться как противоречащие Конституции Российской Федерации и нарушающие конституционные права заявительницы.

Разрешение же вопроса о расширении круга лиц, имеющих право на дополнительные меры государственной поддержки в связи с рождением детей, на чем фактически настаивает Н.Г. Флягина, в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, не входит, а относится к компетенции законодателя, который вправе в процессе совершенствования действующего законодательства предусмотреть дополнительные меры государственной поддержки при рождении второго ребенка и для тех женщин, у которых первый ребенок родился мертвым.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ф.И.О. поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации“, в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Решение Конституционного Суда РФ разрешает неопределенность при использовании материнского капитала (Алистархов В.)

Дата размещения статьи: 22.04.2015

Материнский капитал является хорошим материальным подспорьем для семей, у которых двое и больше детей, но до последнего времени существовали проблемы, мешающие в полной мере использовать капитал на благо семьи.

Помимо невозможности получить материнский капитал наличными денежными средствами, что является спорным ограничением, существуют определенные риски при использовании материнского капитала на покупку жилья.
Указанные риски имеются для семей, которые в соответствии с действующим законодательством РФ признаны нуждающимися в жилье и поставлены на очередь для получения жилья.
Государственные органы, ведущие учет нуждающихся в жилье граждан, при поступлении к ним информации о том, что этими гражданами за счет материнского капитала улучшены жилищные условия, снимают граждан с учета нуждающихся в жилье.
Другими словами, купил жилье на материнский капитал — потерял очередь на жилье.
Данное обстоятельство заставляет многие семьи не использовать материнский капитал до получения жилья по очереди, что, естественно, негативным образом сказывается на благополучии всей семьи.
Полемика о том, что снятие с учета в качестве нуждающихся в жилье по причине улучшения жилищных условий за счет материнского капитала является незаконным действием соответствующих органов, велась и ранее, но до последнего времени подвижек к улучшению ситуации не было.
В настоящее время на помощь гражданам и их семьям пришел Конституционный Суд РФ. Своим Постановлением от 08.07.2014 N 21-П «По делу о проверки конституционности подпункта «г» пункта 18 Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение/строительство жилья и их использования (приложение N 3 к подпрограмме «Обеспечение жильем молодых семей» Федеральной целевой программы «Жилище» от 17.12.2010 N 1050) в связи с жалобой Д. суд дал надежду многим российским гражданам на справедливость.
Во-первых, тем гражданам, которые незаконно были сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях.
Во-вторых, гражданам, которые желают использовать материнский капитал на покупку жилья, но не используют его в силу того, что стоят на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении и боятся быть снятыми с данного учета.
Но обо всем по порядку, и начать предлагаю с изучения Постановления суда, его дальнейшего анализа, закончив выводами, которые будут полезны на практике как специалистам, так и обычным российским гражданам, которые планируют использовать материнский капитал в ближайшем будущем.

Это интересно:  Кредит под материнский капитал 2019 год

Основные положения Постановления Конституционного Суда РФ от 08.07.2014 N 21-П

Выводы и прогнозируемые последствия по результатам решения Конституционного Суда РФ

Конституционный Суд РФ рассмотрел дело Д. и принял решение по одному конкретному делу, но, как следует из его Постановления, оспариваемая Д. норма права подлежит единообразному толкованию всеми судами, что предполагает общеобязательность для нижестоящих судов в правоприменительной практике.
Российские граждане, в том числе их семьи, вправе параллельно воспользоваться Программой для молодых семей «Жилище» и дополнительной социальной поддержкой в виде материнского капитала на улучшение своих жилищных условий.
Одно другое исключать не может, и использование материнского капитала на улучшение жилищных условий не может служить основанием для отказа в принятии на учет по Программе «Жилище» и тем более не может служить основанием для снятия с учета.
По крайней мере, это следует из Постановления Конституционного Суда РФ.
С другой стороны, Конституционный Суд РФ рассмотрел исключительно взаимоотношения сторон при использовании материнского капитала и получении социальной выплаты по Программе «Жилище».
Можно ли использовать данное конкретное решение применительно ко всем подобным спорам без оглядки? Это вряд ли, так как разрешение каждого судебного дела зависит от конкретных обстоятельств, которые могут быть разные.
Но основные подходы, которыми пользуется Конституционный Суд РФ при разрешении подобных дел, ясны, что дает возможность использовать материал для подготовки правовой позиции по судебному спору.
Могут ли многодетные семьи использовать материнский капитал на улучшение жилищных условий и сохранить право воспользоваться другими жилищными программами — вопрос спорный, и, скорее всего, дальнейшая судебная практика его разрешит.
Однозначно можно утверждать лишь то, что позиции граждан и семей, которые хотят использовать материнский капитал на улучшение жилищных условий, а также воспользоваться иными жилищными программами, укрепились в случае возникновения споров с представителями административных органов по вопросу права на ту или иную жилищную программу.

Снятие граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в контексте позиции Конституционного Суда РФ

Статьей 56 Жилищного кодекса РФ предусмотрены основания, при которых граждане снимаются соответствующими органами с учета в качестве нуждающихся в жилье. В том числе с учета снимаются граждане в связи с утратой оснований, дающих право на получение жилого помещения и получение гражданами бюджетных средств на приобретение или строительство жилого помещения.
Соответствующие органы трактуют указанную статью однозначно не в пользу граждан, которые улучшили свои жилищные условия путем использования материнского капитала на приобретение или строительство жилого помещения.
При этом согласно пункту 5 части 1 статьи 56 Жилищного кодекса РФ граждане, имеющие трех и более детей и получившие от государства земельный участок для строительства, не могут быть сняты с учета в качестве нуждающихся в жилом помещении. В остальных случаях с учета граждане снимаются, и использование материнского капитала не является преградой для снятия с учета.
Жилищные органы, ведущие учет нуждающихся в жилых помещениях, при появлении у них сведений о дополнительных жилых помещениях в собственности очередников пользуются частью 2 статьи 51 Жилищного кодекса РФ. Уровень обеспеченности каждого члена семьи очередников рассчитывается исходя из общей площади жилой недвижимости, принадлежащей членам семьи, в том числе с учетом площади, приобретенной за счет материнского капитала.
Соответственно, если у семьи на каждого члена приходится не менее установленной законодательством нормы жилой площади, то семью снимают с учета в качестве нуждающейся в дополнительном жилом помещении.
Правовая позиция жилищных органов при снятии очередников с учета подтверждается существующей судебной практикой. Например, решением Рославльского городского суда Смоленской области от 21.01.2009, который отказал в удовлетворении требований истца и не восстановил семью на учет в качестве нуждающейся в связи с тем, что площадь жилья на одного члена семьи была больше соответствующей нормы.
Данное решение представляется вполне законным, но если только учитывается жилье, полученное семьей без использования материнского капитала.
Если же при подсчетах обеспеченности жильем будет учтено и жилье в собственности, которое получено семьей с использованием материнского капитала, то в свете вынесенного Постановления Конституционного Суда РФ от 08.07.2014 N 21-П снятие с учета очередников выглядит спорным действием.
Принимая во внимание выводы Конституционного Суда РФ в приведенном Постановлении, необходимо признать, что использование материнского капитала на улучшение жилищных условий не может служить основанием для отказа в снятии с учета с очереди на получение жилья, так как данные программы являются различными по своей сути мерами социальной поддержки граждан государством.
Так же как различными мерами социальной поддержки являются получение субсидии по Программе «Жилище» и улучшение жилищных условий за счет материнского капитала.

Общие выводы

Несмотря на Постановление Конституционного Суда РФ касательно разницы между мерами социальной поддержки и, как следствие, необходимостью иной трактовки судами жилищного законодательства в пользу семей, существует реальная опасность того, что жилищные органы продолжат снимать семьи с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях.
Разъяснения в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.07.2014 N 21-П касаются исключительно сохранения возможности получения субсидии по Программе «Жилище», но, несмотря на это, судом четко разъяснено назначение социальной поддержки в виде материнского капитала.
Будут ли суды общей юрисдикции учитывать позицию Конституционного Суда РФ? Пока это остается вопросом, так как зачастую этого не происходит вплоть до внесения соответствующих изменений в законодательство, которое обойти намного сложней, чем позицию Конституционного Суда РФ по конкретному делу.
Можно говорить о том, что Конституционный Суд РФ не доработал вопрос использования материнского капитала на улучшение жилищных условий, так как было бы правильней, чтобы в Постановление от 08.07.2014 N 21-П была ссылка не только на Программу «Жилище», но и на другие жилищные программы.

Рекомендации

В связи с Постановлением Конституционного Суда РФ от 08.07.2014 N 21-П представляется целесообразным внести изменения в действующие нормативные акты таким образом, чтобы использование материнского капитала на улучшение жилищных условий никак не могло негативно повлиять на права граждан и их семей на использование возможностей по другим жилищным программам.
В частности, имеет смысл внести изменения в статью 51 Жилищного кодекса РФ, согласно которым уровень обеспеченности граждан жилым помещением будет определяться исходя из суммарной общей площади помещений, принадлежащих очередникам, за исключением помещений, приобретенных на средства материнского капитала.
В статью 56 Жилищного кодекса РФ необходимо внести изменения, в соответствии с которыми приобретение гражданами жилых помещений на средства материнского капитала не может являться основанием для снятия граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях.
Можно также рекомендовать гражданам, которые ранее были сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях или были лишены прав на другие жилищные программы в связи с использованием материнского капитала, защищать свои права в судебных заседаниях с учетом соответствующей позиции Конституционного Суда РФ.
В целом следует прогнозировать, что позиция судов по использованию материнского капитала будет меняться в выгодную сторону для граждан, но придется еще основательно посудиться с жилищными и другими органами, которые незаконно лишают граждан возможности участия в жилищных программах.

Статья написана по материалам сайтов: www.ligazakon.ru, resheniya-sudov.ru, xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий