Неосновательное обогащение судебная практика по маткапиталу 2019 год

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

25 сентября 2017 года Октябрьский районный суд г.Томска в составе:

председательствующего судьи Кучеренко А.Ю.,

при секретаре Былиной О.С.,

с участием представителя истца Белянко Е.Г.,

представителей ответчика Цымбал А.В., Камынининой О.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по иску Камардина С.Н. к Шелестову Ю.Г. о взыскании неосновательного обогащения,

Истец Камардин С.Н., ответчик Шелестов Ю.Г., будучи надлежащим образом извещены о месте и времени судебного заседания в суд не явились, направили представителей, истец представил заявление с просьбой рассматривать в его отсутствие.

Третьи лица ООО «Транспортные технологии», Агеев С.Л., финансовый управляющий должника Агеева С.Л. – Коземаслов В.В., ООО «Сибстройнефть» в лице конкурсного управляющего Красноженова А.Г., будучи надлежащим образом извещены о месте и времени судебного заседания в суд не явились, заявлений не представили.

Суд в силу положений ст. 167 ГПК РФ считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав представителя истца, представителей ответчика, изучив материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

На основании ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий в силу ст. 310 ГК РФ не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Согласно ч. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В соответствии со ст. 808 ГК РФ в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Согласно абз.1 ч. 1 ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

В соответствии с положениями ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В силу ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Из разъяснений, содержащихся в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016) следует, что для квалификации отношений сторон как заемных необходимо установить соответствующий характер обязательства, включая достижение между ними соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные денежные средства.

Поскольку для возникновения обязательства по договору займа требуется фактическая передача кредитором должнику денежных средств (или других вещей, определенных родовыми признаками) именно на условиях договора займа, то в случае спора на кредиторе лежит обязанность доказать факт передачи должнику предмета займа, а также того, что между сторонами возникли отношения, регулируемые главой 42 ГК РФ.

При наличии возражений со стороны ответчика относительно природы возникшего обязательства следует исходить из того, что займодавец заинтересован в обеспечении надлежащих доказательств, подтверждающих заключение договора займа, и в случае возникновения спора на нем лежит риск недоказанности соответствующего факта (Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2015)», утвержд. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015).

Ввиду указанных обстоятельств, разъяснений Верховного Суда Российской Федерации, правоотношения, возникшие между сторонами по настоящему делу не могут быть квалифицированы как правоотношения по договору займа.

На основании п.1 ст. 307 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают, в том числе, вследствие неосновательного обогащения (п.2 ст. 307 ГК РФ).

Согласно п.1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Необходимым условием возникновения обязательства из неосновательного обогащения является приобретение и сбережение имущества в отсутствие правовых оснований, то есть приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого, не основанное на законе, иных правовых актах, сделке. Неосновательное обогащение возникает и в том случае, когда основание, по которому приобретено имущество, отпадает впоследствии.

Согласно указанным распискам Шелестов Ю.Г. получил от Камардина С.Н. денежные средства для передачи по договору займа, заключенному между Агеевым С.Л. и ООО «ТТ», для внесения в кассу, для передачи Агееву С.Л., для внесения в кассу ССН.

Как пояснил в судебном заседании представитель истца, цели, указанные в расписках не должны приниматься во внимание, данные расписки подтверждают неосновательное обогащение ответчика в связи с получением им денежных средств. Указанные в расписках организации не имеют отношения к истцу.

В то же время, утверждая о получении денежных средств ответчиком, сторона истца представила письменные пояснения, в которых указала об отсутствии договорных (обязательственных) правоотношений между истцом и ответчиком, о чем истцу было известно в момент передачи денежных средств, то есть основания для применения ст. 1109 ГК РФ, по которой денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. ст. 12, 35 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В ходе рассмотрения настоящего дела доказательств, отвечающих критериям относимости и допустимости (статьи 59, 60 ГПК РФ), в подтверждение того, что Шелестов Ю.Г. в отсутствие правовых оснований сберег переданные Камардиным С.Н. обозначенные в расписках денежные средства, обогатился за счет Камардина С.Н.- истцом не представлено.

При таких обстоятельствах, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных истцом требований о взыскании с ответчика неосновательного обогащения.

Разрешая ходатайство представителя ответчика о применении последствий пропуска срока исковой давности по расписке от 29.01.2014, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Согласно ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Из содержания ст. 199 ГК РФ следует, что требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности. Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

По общему правилу, изложенному в ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

По требованиям о взыскании неосновательного обогащения применяется общий срок давности в три года.

Следовательно, исковые требования Камардина С.Н. удовлетворению не подлежат.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме через Октябрьский районный суд г. Томска.

Оригинал в деле №2-2199/2017 Октябрьского районного суда г. Томска

Решения судов по взысканию неосновательного обогащения:

Муниципальное образование «Город Томск» в лице департамента управления муниципальной собственностью администрации Города Томска обратилось в суд с иском к Вараксину Н.В. о взыскании неосновательного обогащения в виде задолженности по арендной плат.

Х.И.П. обратился в суд с названным иском, указав в обоснование, что 14.06.2017 г. между ним и ответчиком был заключен договор подряда № 9/06, по условиям которого подрядчик обязался по заданию заказчика в установленный договором срок выполнить сво.

Решение о взыскании неосновательного обогащения

РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

с. Усть-Кан 19 декабря 2018 года

Усть-Канский районный суд Республики Алтай в составе: председательствующего судьи Шадеевой С.А., при секретаре Кленовой С.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Петровой Натальи Владимировны к Иванову Алексею Васильевичу о взыскании неосновательного обогащения, процентов, судебных расходов,

Это интересно:  Мат капитал деньги в день сделки 2019 год

УСТАНОВИЛ:

В судебное заседание истица Петрова Н.В. не явилась, представила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Представитель истицы Круглов А.С. в судебном заседании исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в иске.

Ответчик Иванов А.В. в судебное заседание не явился.

Представитель ответчика Чамаев А.А. исковые требования не признавал.

Суд, исследовав материалы дела, оценив доказательства в совокупности, приходит к следующему.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли (пункт второй).

В силу пункта 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, представленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими доказыванию по делу о возврате неосновательного обогащения, являются не только факты приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии к тому правовых оснований, но и факты того, что такое имущество было предоставлено приобретателю лицом, знавшим об отсутствии у него обязательства перед приобретателем либо имевшим намерение предоставить его в целях благотворительности. При этом именно на приобретателе лежит бремя доказывания того, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

При этом бремя доказывания этих юридически значимых по делу обстоятельств в силу п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации возлагается на приобретателя имущества, ответчика по делу.

Вместе с тем, доказательств того, что получение Ивановым А.В. денежных средств было основано на договорных отношениях или обусловлено наличием у истицы какого-либо денежного обязательства, во исполнение которого и были перечислены денежные средства, ответчиком суду не представлено.

При этом ответчик признавал, что указанные суммы ему на карту поступали, денежные средства в добровольном порядке истице не вернул.

Таким образом, поступившие на счет владельца карты — Иванова А.В. денежные средства стали его собственностью, а значит, его доходом, которым он вправе распоряжаться по своему усмотрению.

Факт перечисления истицей денежных средств на карточный счет, принадлежащий ответчику, нашел свое подтверждение.

Статья 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону, то есть с осознанием отсутствия обязательства перед последней или с целью благотворительности, о есть лицо, совершая действия по предоставлению имущества, должно выразить волю, которая явно указывает на то, что у приобретателя после передачи имущества не возникает каких-либо обязательств, в том числе из неосновательного обогащения. При этом бремя доказывания факта направленности воли потерпевшего на передачу имущества в дар или предоставления его с целью благотворительности лежит на приобретателе.

Допустимых доказательств того, что истица, перечислившая указанные денежные средства, действовала с намерением одарить ответчика и с осознанием отсутствия обязательства перед ним, а также, что со стороны истицы было намерение передать денежные средства ответчику в качестве благотворительности, ответчиком представлено не было, в связи с чем, положения п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации в рассматриваемом споре не подлежат применению.

При рассмотрении споров, возникающих в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого лица (глава 60 Гражданского кодекса Российской Федерации), следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Расчеты проверены, суд признал их арифметически верными, оснований для их перерасчета не усматривает, также расчеты по существу ответчиком не опровергнуты.
В соответствии со ст. 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы.

При подаче иска в суд истцом уплачена госпошлина в размере 8606,12 рублей, что подтверждается чеком-ордером Алтайского отделения № 8644 филиал № 172 от 15.10.2018 года.

РЕШИЛ:

Решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в Верховный Суд Республики Алтай в течение месяца с момента принятия решения в окончательной форме через Усть-Канский районный суд.

Неосновательное обогащение: судебная практика

Судебные иски по требованиям о неосновательном обогащении редко встречаются в судебных инстанциях РФ. Скорее всего, это связано не с уникальностью ситуаций с обогащением без оснований за чужой счет, а с недостаточным пониманием сути конкретно этого института права большинством правоприменителей.

Вся суть в истории вопроса

Правовой институт неосновательного обогащения уходит своими корнями далеко в историю. Его успешно применяли в Древнем Риме для восстановления ущемленных прав при переводе различных благ от собственника к другому обладателю без надлежащих оснований. В современной юриспруденции заявления о неосновательном обогащении довольно часто называют кондикционными исками. Именно так они обозначались в древнеримском гражданском праве. Словом condictio назывались обязательства по безосновательным искам и направлялись с целью получения взыскания certa pecun ia — денег, или certa res — вещи. Первоначально condictio (дословно переводится, как подлежащее возврату будучи утерянным по ошибке) использовали к определенным договорным обязательствам, но в дальнейшем его применение расширилось и стало носить абстрактный характер. Исходя из этого, иски condictio позволяли требовать любое добро, которое оказывалось у обладателя без основания.

Современное понимание неосновательного обогащения в РФ

В процессе развития юриспруденции в целом и договорных отношений в особенности современная судебная практика по гражданским делам трансформировала понятие кондикционный иск в институт неосновательного обогащения. Общее правило для толкования этого института отражено в ст.1104 Гражданского Кодекса РФ и гласит о возврате неосновательно приобретенного блага в натуре. Также в ст. 1107 того же кодекса оговаривается требование о возмещении упущенной выгоды, которую мог бы извлечь потерпевший. Согласно вестнику Верховного суда юридически значимыми для установления по искам об ответственности по поводу неосновательного обогащения считаются те обстоятельства, которые указывают, для каких именно обязательств передавались блага. По сути, обязательства, следующие от неосновательного обогащения, основаны на том, что все перемены в имущественном обладании должны быть обоснованными. Соответственно, все изменения имущественных прав должны быть титулованными, то есть обусловленными определенными обстоятельствами — договором, предписанием, сделкой и прочими. Тот же верховный суд подчеркивает, что бремя подтверждения обстоятельств по искам безосновательного обогащения ложится на приобретателя данного имущества.
Таким образом, у современной юрисдикции институт кондикционных требований получил следующее толкование: неосновательное обогащение — обретение или сохранение имущества, осуществленное за счет другого субъекта без оснований, установленных законодательством посредством договора/сделки, или опираясь на другие правовые нормы.

Пример из судебной практики, демонстрирующий эту категорию исков:
Владелец помещения нежилого назначения, находящегося в многоквартирном доме, проживает там без договорных отношений с управляющей организацией. Во время проживания он не оплачивает расходы на содержание совместного имущества, относящегося к владениям многоквартирного дома. Такой владелец является безосновательно обогащенным, а управляющая компания является потерпевшей стороной.

Кондикционные обязательства

Ответственность, вытекающая из безосновательного обогащения, является универсальным институтом по защите общих гражданских прав. Его ключевое отличие от правомерных взаимоотношений между субъектами по поводу имущества состоит в том, что кондикционный институт регулирует нехарактерные взаимоотношения — внедоговорные. Обязательства по требованиям неосновательного обогащения считаются охранительными, выступая гарантом против ущемления прав субъектов в том случае, когда нет способов рассматривать их в обычном порядке. Также они несут защитную функцию, направленную на восстановление нарушенных прав, возникших в результате ситуации, при которой один наживается за счет другого. Важно учитывать, что для появления кондикционных обязательств нужны определенные обстоятельства:

  • обогащение должно произойти за счет другого правового субъекта;
  • обогащение происходит без законного основания, или с особыми условиями, что ранее эти основания были, но в последующем по определенным причинам были отменены.

Например, признание сделки недействительной в определенных случаях может привести к иску о неосновательной наживе.

Согласно обзору судебных практик, данная норма об отпадении оснований впоследствии используется довольно часто. При рассмотрении суда договорные обязательства трансформируются в кондикционные иски. То есть заключенный договор или сделка по передаче имущества признаются негодными и выявляется факт незаконного обогащения.

Типичный случай из судебных практик:
Рассмотрение исков о невыполнении обязательств по кредитному договору. Например, ответчик отказывается внести доплату за обработку ссудного счета. Суд признает данное условие в кредитном договоре недействительным и обвиняет кредитную организацию в незаконном способе обогащения.

Условия для отказа возмещения в качестве неосновательного обогащения

В общих правилах возврата благ по кондикционным искам законодательством установлены исключительные случаи, когда возврат по неосновательному обогащению невозможен. Регулируется этот перечень нормой указанной в ст. 1109 ГК РФ:

  • имущество, отданное для исполнения обязательств до момента срока исполнения, кроме случаев, когда обязательствами не предусмотрено другое;
  • плата за работу и другие приравненные к ней выплаты (пособия, стипендии, пенсии, алименты и другие платежи), выплачиваемые субъекту, как источник существования, в случае отсутствия нарушений с его стороны и ошибочных подсчетов;
  • также не рассматривается имущество, отданное для исполнения определенных по договоренности обязательств, по которым истек срок давности;
  • имущество, деньги или иные выплаты, предоставленные в целях благотворительности либо для исполнения несуществующего обязательства в случае, когда приобретатель сможет доказать, что требующий возмещения знал об отсутствии обязательств.
Это интересно:  Как выделить доли детям по материнскому капиталу 2019 год

Это весь перечень исключений по неосновательному обогащению, предусмотренный ст. 1109 ГК РФ. Он признан законом исчерпывающим и не трактуется никак иначе.

Остается добавить, что неосновательное обогащение может происходить в качестве приобретения чужого добра или его сбережения. Исследования судебной практики показывают, что четкого подхода в решении этих вопросов у судов общей практики нет. Сложности возникают в теоретическом толковании соотношения кондикционного обязательства с другими имущественными требованиями.

Советы юриста

Данные советы основаны на конкретных делах, выигранных в суде, потому имеют практическое значение.

Выполнение работ без оформления договорных обязательств.
В ситуации, когда выполнены определенные работы перед заказчиком, но договор о сотрудничестве не заключался и нет подписанных актов об исполнении работ, суд вправе отказаться от удовлетворения иска о взимании платы с заказчика. В таком случае, ссылаясь на с. 1102 ГК, можно обвинить заказчика в незаконном обогащении. Веским аргументом будут доказательства надлежащего выполнения работ и свидетельства о факте обращения заказчика с просьбой выполнить эти работы. Подойдет протокол о намерениях, технические проекты и другое нечто подобное.

Возврат комиссионных банков.
Теперь любой заемщик может истребовать у кредитора возврат комиссий, оплаченных по договору кредитования. И текущая история договора значения не имеет, оплачен ли кредит в полной мере или нет. Судебные инстанции признали банковские комиссионные заемных контрактов незаконными. Например, комиссия за обслуживание кредита за ведение счета и за выдачу кредита. Комиссия за ведение расчетного счета также признана незаконной, так как у клиента нет права выбора, он вынужден покупать эту услугу у банка при обслуживании. Договор займа не аннулируется, незаконным признается пункт о взимании дополнительных комиссионных, который в свою очередь трактуется как неосновательное обогащение подлежащее возврату.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 01.04.2014 ПО ДЕЛУ N 33-2782/2014

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Судья Злобин В.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Ковалевой Т.И.,
судей Ишенина Д.С., Тушнолобовой Л.А.
при секретаре Куриленко К.С. с участием прокурора отдела по обеспечению прав в гражданском и арбитражном процессе Свердловской областной прокуратуры Привороцкой Т.М.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Прокурора города Первоуральска в интересах Российской Федерации к К. о взыскании неосновательного обогащения,
по апелляционной жалобе ответчика
на решение Первоуральского городского суда Свердловской области от 12.12.2013 года,
которым постановлено: иск удовлетворить.
Взыскать с К. в пользу Российской Федерации сумму неосновательного обогащения в размере N руб.
Взыскать с К. в доход местного бюджета государственную пошлину в размере N руб.
Заслушав доклад судьи Тушнолобовой Л.А., объяснения К. и ее представителя С., поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения представителя третьего лица ГУ УПФ РФ в г. Первоуральске Б. и мнение прокурора отдела по обеспечению прав в гражданском и арбитражном процессе Свердловской областной прокуратуры Привороцкой Т.М., просивших оставить решение суда без изменения, судебная коллегия

Судом постановлено вышеуказанное решение, которое в апелляционной жалобе ответчик К. просит отменить, вынести по делу новое решение, так как акты, представленные в материалы дела от и от , составлены без осмотра дома, также в акте от не указано, что процент износа дома составляет 71%, поэтому считает, что нарушен порядок признания жилого помещения непригодным для проживания.
В суде апелляционной инстанции ответчик К. и ее представитель С. поддержали доводы апелляционной жалобы.
Представитель третьего лица ГУ УПФ РФ в г. Первоуральске Б. действующая на основании доверенности, просила решение суда оставить без изменения, пояснив что жилье, в котором проживает семья ответчика, непригодно для проживания, что подтверждается актами обследования Администрацией г. Первоуральска.
Прокурор Привороцкая Т.М. решение суда просила оставить без изменения.

Заслушав участников процесса, исследовав материалы дела, проверив законность и обоснованность судебного решения, судебная коллегия приходит к следующему.
Из материалов дела усматривается, что решением Управления Пенсионного фонда в г. Первоуральске N от К. был выдан государственный сертификат на материнский капитал в размере N, на момент выдачи государственного сертификата на материнский (семейный) капитал жилого помещения в собственности семья не имела. Семья имеет несовершеннолетнего ребенка, года рождения
Судом установлено, что К. заключила с ООО «Евразия-Финанс» договор займа на сумму N руб. для приобретения жилого в .
между В. и К., Н. заключен договор купли-продажи жилого дома, площадью N кв. м, и земельного участка по вышеуказанному адресу, который зарегистрирован в Едином государственном реестре прав за N. Стоимость недвижимости была оговорена сторонами в общей сумме N руб. Согласно п. 7 оплата производится за счет заемных средств, предоставленных с ООО «Евразия-Финанс»
супруги К-вы заключили нотариально удостоверенное соглашение, в соответствии с которым обязались оформить принадлежащий им жилой дом на праве общей совместной собственности, приобретенного с использованием материнского (семейного капитала) в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей с определением размера долей по соглашению в течение 6-ти месяцев после снятия обременения с жилого помещения.
К. обратилась в Управление Пенсионного фонда в г. Первоуральске с заявлением о распоряжении средствами материнского капитала по сертификату и о направлении средств материнского капитала на улучшение жилищных условий — на приобретение вышеуказанного жилого дома и земельного участка, представив соответствующие документы.
В связи с обращением К., Управление Пенсионного фонда в г. Первоуральске направило запрос в администрацию ГО Первоуральск об определении пригодности (непригодности) для проживания указанного жилого помещения, приобретаемого с использованием средств материнского семейного капитала.
Управление Пенсионного фонда в г. Первоуральске вынесло решение N об удовлетворении заявления К. о распоряжении средствами материнского капитала и о направлении средств на оплату приобретаемого жилого помещения. На дату вынесения решения об удовлетворении заявления о распоряжении , ответ из администрации ГО Первоуральск о пригодности (непригодности) жилого дома для постоянного проживания не поступил.
произведена выплата из средств федерального бюджета в соответствии с заявлением о распоряжении средствами материнского капитала.
Из материалов дела усматривается, что в Управление Пенсионного фонда в поступил акт обследования жилого дома от и заключение о признании вышеуказанного жилого дома непригодным для постоянного проживания от , составленные межведомственной комиссией, назначенной Постановлением Главы ГО Первоуральск от N.
Удовлетворяя исковые требования, суд принимал во внимание вышеуказанные заключение и акт обследования, пришел к выводу о нарушении ответчиком К. требований Федерального закона N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» в части целевого использования средств материнского (семейного) капитала, поскольку улучшение жилищных условий семьи ответчика не произошло, приобретено помещение непригодное для проживания, и законные основания нахождения данных денежных средств у К. отсутствуют, что повлекло возникновение у нее неосновательного обогащения.
Судебная коллегия не находит возможным согласиться с таким выводом суда.
В соответствии со ст. 7 ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» N 256-ФЗ от 29 декабря 2006 года распоряжение средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала осуществляется лицами, указанными в частях 1 и 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, получившими сертификат, не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей, за исключением случая, предусмотренного частью 6.1 настоящей статьи, путем подачи в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала (далее — заявление о распоряжении), в котором указывается направление использования материнского (семейного) капитала в соответствии с настоящим Федеральным законом. Лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям по следующим направлениям:
1) улучшение жилищных условий;
2) получение образования ребенком (детьми);
3) формирование накопительной части трудовой пенсии для женщин, перечисленных в пунктах 1 и 2 части 1 статьи 3 настоящего Федерального закона.
Статьей 10 подп. 1 ч. 1 указанного Закона предусмотрено, что средства (часть средств) материнского (семейного) капитала в соответствии с заявлением о распоряжении могут направляться на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых, не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств организации, осуществляющей отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели.
В соответствии с п. 2 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 12 декабря 2007 года N 862 «О правилах направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий», лица, получившие государственный сертификат на материнский (семейный) капитал (далее — сертификат), вправе использовать средства (часть средств) материнского (семейного) капитала на приобретение (строительство) жилого помещения, осуществляемое гражданами посредством совершения любых не противоречащих закону сделок и участия в обязательствах (включая участие в жилищных, жилищно-строительных и жилищных накопительных кооперативах), путем безналичного перечисления указанных средств юридическому лицу (индивидуальному предпринимателю), осуществляющему отчуждение (строительство) приобретаемого (строящегося) жилого помещения, либо физическому лицу, осуществляющему отчуждение приобретаемого жилого помещения, либо организации, в том числе кредитной, предоставившей по кредитному договору (договору займа) денежные средства на указанные цели, либо физическому лицу (индивидуальному предпринимателю), предоставившему по договору займа денежные средства на приобретение (строительство) жилья.
Пунктом 3 указанных Правил также установлено, что в случае предоставления лицу, получившему сертификат, кредита (займа), в том числе ипотечного, на приобретение (строительство) жилья средства (часть средств) материнского (семейного) капитала могут быть направлены на:
а) уплату первоначального взноса при получении кредита или займа, в том числе ипотечного, на приобретение или строительство жилья;
б) погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам, в том числе ипотечным, на приобретение или строительство жилья (за исключением штрафов, комиссий, пеней за просрочку исполнения обязательств по указанным кредитам или займам), в том числе по кредитам или займам, обязательство по которым возникло у лица, получившего сертификат, до возникновения права на получение средств материнского (семейного) капитала.
Постановлением Правительства РФ от 28 января 2006 года N 47 утверждено Положение о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции.
Согласно п. 7 «Положения» межведомственная комиссия проводит оценку соответствия помещения установленным требованиям и признает жилое помещение пригодным (непригодным) для проживания, а также признает многоквартирный дом аварийным и подлежащим сносу в соответствии с Положением.
В соответствии с п. 47 Положения по результатам работы комиссия принимает одно из следующих решений:
— о соответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, и его пригодности для проживания;
— о необходимости и возможности проведения капитального ремонта, реконструкции или перепланировки (при необходимости с технико-экономическим обоснованием) с целью приведения утраченных в процессе эксплуатации характеристик жилого помещения в соответствие с установленными в Положении требованиями и после их завершения — о продолжении процедуры оценки;
— о несоответствии помещения требованиям, предъявляемым к жилому помещению, с указанием оснований, по которым помещение признается непригодным для проживания;
— о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу; о признании многоквартирного дома аварийным и подлежащим реконструкции.
Как усматривается из заключения о признании жилого дома пригодным (непригодным) для постоянного проживания от 05.12.2012 года, жилой дом по вышеуказанной адресу представляет собой одноэтажный дом, год постройки 1953 год. Фундамент здания деревянные столбы с земляной засыпкой. Наружные стены выполнены из бревна. Полы деревянные. Чердачное перекрытие — деревянное отепленное. Стропильная система деревянная, кровля скатная из асбошиферных волнистых листов. Жилой дом оборудован инженерными системами электроснабжения. Отопление печное. Водоснабжение привозное с колонки. Канализация — выгребная яма. С учетом акта обследования жилого дома и с установлением фактического износа дома, предоставленным ФО ГУП ОГЦ ТИ и РН «Западное БТИ», который, как указано в заключении, составляет 71% на дату последней инвентаризации, проводившейся в 1993 году, межведомственной комиссией принято решение о признании жилого дома, расположенного по адресу: N непригодным для проживания. Согласно техпаспорту на индивидуальный жилой дом процент износа составил — 60 по состоянию на , хотя в заключении указан износ на тот момент — 71%, а в представленном ответчиком техпаспорте на спорное жилое помещение, выполненном Первоуральским производственным участком Свердловского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» по состоянию на , процент износа составил — 44 (л. д. 146). Как усматривается из протокола судебного заседания от представитель Первоуральского производственного участка Свердловского филиала ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» Н. в суде первой инстанции ссылалась на процент износа жилого дома — 51%, что позволяет говорить о годности жилого дома к проживанию, т.к. к непригодным для постоянного проживания жилым домам относятся деревянные дома и дома со стенами из местных материалов, а также мансарды с физическим износом свыше 65%.
Как установлено судом и усматривается из материалов дела, и не оспаривается стороной истца, семья К-вых приехала из Республики Башкортостан в для постоянного проживания, на момент переезда семья не имела и не имеет другого жилья ни на праве собственности, ни на основании договора социального найма. Данные обстоятельства ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Первоуральске Свердловской области не оспариваются.
Судом первой инстанции, и что подтвердилось в суде второй инстанции, с момента покупки данного дома семья К. проживает в нем, оплата по договору купли-продажи произведена полностью.
В соответствии с п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).
Из содержания данной нормы права следует, что для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: обогащение одного лица за счет другого и приобретение или сбережение имущества без предусмотренных законом, правовым актом или сделкой оснований, т.е. лицо, требующее возврата неосновательного обогащения, должно обосновать, что оно является потерпевшим в обязательстве из неосновательного обогащения, а ответчик (приобретатель) неосновательно обогатился именно за счет истца.
При разрешении настоящего спора какого-либо злоупотребления правом на получение средств материнского капитала со стороны ответчика судом не установлено, право ответчика на материнский капитал предусмотрено законом и никем оспаривается. Как установлено судом апелляционной инстанции, договор купли-продажи в установленном законом порядке не оспорен, оплата по нему произведена.
Согласно пункту 1 статьи 7 Федерального закона N 256-ФЗ распоряжение средствами (частью средств) материнского (семейного) капитала осуществляется лицами, указанными в частях 1 и 3 статьи 3 настоящего Федерального закона, получившими сертификат, путем подачи в территориальный орган Пенсионного фонда Российской Федерации заявления о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, в котором указывается направление использования материнского (семейного) капитала в соответствии с настоящим Федеральным законом.
В соответствии с пунктом 3 указанной нормы лица, получившие сертификат, могут распоряжаться средствами материнского (семейного) капитала в полном объеме либо по частям на улучшение жилищных условий.
Анализ вышеуказанных положений закона свидетельствует о том, что средства материнского (семейного) капитала могут быть направлены исключительно с целью улучшения жилищных условий семей, имеющих детей.
Согласно ч. 6 ст. 10 Федерального закона от 29.12.2006 N 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» средства (часть средств) материнского капитала могут направляться на погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией, независимо от срока, истекшего со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей.
Распоряжение материнским капиталом путем направления его на оплату приобретаемого жилого помещения, не противоречит положениям п. 2 ч. 2 ст. 8 Закона и п. 2 Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от N, в то время как отказ в таком распоряжении материнским капиталом по существу приводит к ограничению прав К. улучшить жилищные условия своей семьи, включая малолетних детей, за счет средств материнского капитала.
Злоупотребления правом в действиях ответчика суд не усмотрел, это обстоятельство истцом не доказано (п. п. 1, 3 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Судебная коллегия принимает во внимание, что обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей, что несовершеннолетние дети не могут самостоятельно распоряжаться средствами материнского капитала, родители, опекуны (попечители), усыновители вправе самостоятельно воспользоваться правом распорядиться материнским (семейным) капиталом в интересах всей семьи, исходя из существующих потребностей семьи.
Таким образом, обращаясь в ГУ Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Первоуральске Свердловской области с заявлением о распоряжении средствами материнского (семейного) капитала, ответчик действовала в интересах всей семьи, воспользовавшись правом распорядиться материнским капиталом на приобретение долей в праве собственности на жилой дом при отсутствии у семьи какого-либо иного жилья. Разрешая спор, суд вышеуказанные обстоятельства не учел, принимая во внимание только заключение межведомственной комиссии.
С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для взыскания с ответчика суммы материнского капитала, как неосновательного обогащения, не имеется и с учетом конкретных обстоятельств, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене на основании п. 1 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ с вынесением нового решения об отказе в иске.
На основании изложенного, руководствуясь ч. 1 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Это интересно:  Материнский капитал новый уренгой 2019 год

Судьи
Д.С.ИШЕНИН
Л.А.ТУШНОЛОБОВА

Статья написана по материалам сайтов: kontora.pro, sudebnayapraktika.ru, realtist.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий